Я ходила и думала о том, чтобы написать колонку о смыслах и любви. Я знаю, что про любовь меня читают с большим упоением, нежели про какие-то другие темы. Однако сегодня утром я поняла, что хочу написать пост о работе. Точнее о том, почему мне нравится быть работающей женщиной. Как и прежде, этот текст относится только ко мне, он не может быть кому-то красноречивым укором, ни к чему не принуждает и вообще ни к чему не обязывает.

Как-то так сложилось, что женские судьбы редко бывают нетрагичными, а потому у женщин, помимо просто желания или нежелания, зачастую, есть десятки причин, вынудивших их оставить работу. Кто-то перестает работать из-за серьезной болезни ребенка, кто-то из-за яркой карьеры мужа, кто-то из-за собственной болезни. Причин может быть много. И каждая женщина имеет право выбирать любую судьбу, ни перед кем не оправдываясь. Я же хочу написать о том, почему именно мне важно работать.

Вообще, в свои 16, когда я начала работать, мне и в голову не могло прийти, что я буду рассказывать или размышлять о том, почему нужно работать. Но сегодняшний мир странным образом изменился, и изменился он, как мне кажется, не в лучшую сторону. Регулярно, сидя в компаниях я слушаю рассуждения мужчин и женщинах о том, стоит ли женщинам работать. Это так бесконечно странно, что я даже какого-то образного сравнения найти не могу: вот уже несколько раз набрала примеры и нажала клавишу Delete. Как будто женщина, она какая-то экзотическая зебра, приобретая которую, ты должен определиться, для чего же она может тебе пригодиться. Наверное, зебра ближе всего к моим странным ощущениям. Так вот. Самое «яркое» моё впечатление из таких разговоров — это когда напротив меня сидела пара, в которой девушка практически сразу же после университета вышла замуж, ушла в декрет, а, выйдя из декрета, снова ушла в декрет. И вот эта пара очень снисходительно, с высоты своего домостроевского опыта, уверенно вещала мне, что, как только я уйду в декрет, мне понравится сидеть дома. «Нет, не понравится», — уверенно отвечала я. «Олесе точно не понравится», — ещё более уверено возражал мой муж, нервно смеясь только от мысли, что я окажусь запертой дома. Но пара не сдавалась, а самодовольная улыбка на их лицах становилась всё шире. Я помню, что, когда вечер закончился, у меня начался приступ, похожий на приступ клаустрофобии. Было ощущение, что колесо «Белаза» (не знаю, знаете ли вы о существовании такой машины, но если знаете — можете представить) каким-то образом оказалось на моей груди. Я не могла дышать. Ты женщина, а значит тебе понравится сидеть дома. Декрет. Тебе «точно понравится». И это в 21-м веке, и это в стране, в которой два века назад стало доступным нормальное образование для женщин. В стране, где уже почти сто лет женщины обладают равными возможностями с мужчинами.

Знаете, мне кажется, что моё поколение — вообще счастливые девчонки. Родившись в 80-е, мы росли в стране, где наши мамы, бабушки и даже прабабушки могли получать образование и работать. Причём работать не белошвейками, прачками и поварихами, а архитекторами, инженерами, врачами, учителями, геологами, строителями, биологами и даже космонавтами. Если вам не кажется это счастьем, то просто попросите у любого поисковика рассказать, где в мире, когда и при каких условиях женщины получили, казалось бы, такие нормальные для нас права, как полноценное образование и профессия. Ну, или хотя бы пересмотрите «Улыбку Моны Лизы», действие которой разворачивается в середине 20-го века, то есть каких-то 50-60 лет назад. Так вот, родившись в семьях, где на протяжении нескольких поколений женщины не были комнатными и домовыми, мы стали действительно свободным поколением. Мы учились в школах, где никому дела не было, девочки вы или мальчики, когда изучаете математику, физику, языки, химию и прочие крутанские науки. Мы поступали в университеты без «женских» и «мужских» профессий, а дальше начинали строить кто корпоративную карьеру, а кто развивать и развиваться на просторах собственного бизнеса. И вот, прожив счастливую 34-летнюю жизнь, полную идей французской революции в виде свободы, равенства и братства, я вдруг оказалась в мире, где у женщины оказался потолок, «вершина карьеры» в виде декрета и перехода на домашнее проживание.

Это не колонка феминизма, и даже странно, что пытаясь написать о работе, я заранее стараюсь оправдаться, что нет-нет, если я пишу о праве на работу, я не феминистка. Хотя мой муж уверен, что я самый страстный борец за права девчонок, и всё время порывается построить мне дома баррикаду. Пишу и смеюсь. Это колонка о ценностях и смыслах.

Работать сложно. Работа — это большая самоотдача. Бывает, что надрываешься на работе, бывает выгораешь, бывает искренне страдаешь. На работе ты контактируешь с огромным количеством людей. Для большинства из них ты никакая не жизненная ценность, для большинства из большинства ты вообще заноза в заднице. Чем больше ты работаешь, чем больше изменений создаёшь в своей жизни, тем сложнее работать, тем больше ответственность. И это не абстрактная «ответственность» обязательной строчкой в требованиях к вакансии, это такая ответственность, когда запросто можешь потерять сон, работая над чем-то важным. Работа — это большое испытание. Постоянное испытание тебя на честность, на порядочность, на человечность. Каждый день ты оказываешься в десятках ситуаций, когда перед самой собой ты задаёшься вопросом: человек я или тварь дрожащая. Работая, нередко ты приползаешь домой и плача говоришь: «С меня хватит, оно того не стоит».

Но я люблю работу. Мне важно и нужно работать и вот почему.

1. Когда я работаю, я созидаю. Когда в 26 лет я начала делать журнал, это было на износ. Но, когда я приезжаю в гости к своим друзья и вижу подшивки моих журналов в семейных библиотеках, я понимаю, что однажды меня не станет, но я создала что-то, что оставит меня в этом мире: мои мысли, моё ощущение мира, моё видение его красоты, моё осознание, мою личность. Когда сегодня я помогаю проектам взлететь, я понимаю, что я вложила часть своей жизни в успех людей и проектов, которые каждый день делают мир лучше. Это бесценно.

2. Работая, я испытываю невероятные ощущения, такие как радость и гордость. Я не знаю, с чем это сравнить. Но это невероятные по силе ощущения, и я уверена, что, познав хоть раз такие эмоции, от них невозможно отказаться. Подобные эмоции у меня были, когда я почувствовала, что умею писать — хорошо, красиво, быстро. Или научилась ездить на велосипеде и обогнала папу. Я уверена, что, когда впервые пойдёт мой ребенок, я тоже испытаю невероятные чувства. Но не уверена, что они будут сильнее, чем у самого ребенка. Я хочу оставаться самим ребенком, который испытывает восторг от того, что идёт сам. Я хочу на протяжении своей жизни испытывать гордость за собственные прорывы и преодоления.

3. Когда я работаю, мой мозг работает. Он не останавливается, он становится все более любознательным. Сейчас я развиваюсь в такой сфере, как ИТ. Это совершенно невероятная сфера, в которой каждый день появляются десятки изобретений и инноваций, в которой поток информации просто не останавливается, а скорости только нарастают. И это не узкоспециализированная какая-то история, это история, проникающая во все сферы жизни человека, и каждый день мне приходится постигать кучу всего нового. Это восхитительное чувство.

4. Работая, я постигаю смыслы. Смыслы происходящего. Нередко я эти смыслы создаю. Знаете, лет в 14 я прицепилась к маме, да так, как умеют только подростки, с вопросом, в чём смысл её жизни. Это произошло после какой-то темпераментной школьной дискуссии, какие случаются в классах по истории и литературе. Мама сказала, что смысл её жизни, наверное, в нас, в её детях. Я ответила, что это странный смысл, и я не понимаю, как человек может быть смыслом жизни другого. Что если есть такой смысл, то ребенок обязан нести это, как бремя, всю свою жизнь, иссыхая под гнётом этого недобровольного обязательства. Я помню, что так и не получила какого-то удовлетворительного для меня ответа и мы чуть было не рассорились с мамой. Подростки всё-таки невыносимые существа. Как-то мы ехали с моим мужем и говорили о смыслах жизни. Мой муж сказал, что видит смысл своей жизни в создании возможностей. Для себя, своей семьи и будущих поколений. Он реализует эти смыслы каждый день. В своей работе: для него интернет — это, прежде всего, территория возможностей; и в своей семье — создавая бесконечные возможности познания этого мира через путешествия, учёбу, искусство. И жить со смыслом очень хорошо. Жить в поисках смысла очень хорошо, и, как мне кажется, очень важно.

5. Работая, я меняю мир. Каждый день я создаю вещи, которые помогают развивать продукты. Какие-то из них являются новыми, какие-то не просто новыми, но и очень примечательными — настолько примечательными, что их перенимают другие люди и другие проекты. И в такие моменты я чувствую, что в моих руках, в моей голове и моём сердце есть что-то уникальное, что-то действительно ценное. Что я не просто живущий человек, я — человек меняющий что-то к лучшему.

6. На работе я получаю признание. Это признание — каждый раз в разных сферах от разных людей. Оно завязано на большой работе, на участии большого количества людей. В такие моменты моя душа сияет. И есть ещё очень важный момент. Мои успехи радуют мою маму. От фотографий, на которых я получилась красивой, до статей, каких-то важных проектов или отснятых с моим участием роликов. Эти вещи радуют мамино сердце, вызывают на маминых глазах слёзы, и в такие моменты кажется, что это лучший из возможных миров.

7. И самое главное. Мне нравится зарабатывать собственные деньги. Лет с 25 я привыкла зарабатывать больше, чем многие мальчики. Я не умею зарабатывать космических денег, но те, которыми считаю нужными себе — умею. Мне нравится то, что я могу самостоятельно решать в отношении себя, нужна мне та или иная вещь. Мне важно, что я имею возможность помогать своим маме и бабушке. И я понимаю, что дальше моей поддержки им будет необходимо всё больше. Я считаю, это очень важным, что мой муж знает, что я его партнёр. Если я не буду работать, это значит, что мой муж будет нести ответственность за меня, за наших детей, за мою маму, за свою маму. Это значит, что у него не будет права на ошибку или на то, чтобы заболеть или попросту устать. Это значит, что он будет обречён, надрываясь, всю жизнь нести ответственность за всех. Он будет всю жизнь заложником чужих жизней. А я так не хочу. Мой Муж умный и сильный, он заботится обо мне так, как никто и никогда. На его плечах вся наша жизнь, и все, кто видит мой Инстаграм, понимает, что эту жизнь он старается делать чудесной. Но я очень хочу ему дарить уверенность, хочу быть его заботливым партнёром, таким человеком, с которым за ним сохранится право и поболеть, и остановиться в этой жизни, осмотреться и, если нужно, отдохнуть. Хочу дать ему это ощущение, что он может жить, не надрываясь.

(Visited 274 times, 1 visits today)
2