У меня с Сашей, моей супругой, двое детей: Соня и Костя. Я очень люблю их держать на руках, обнимать, целовать, тискать, щекотать, подбрасывать и гулять с ними за руку. С одной стороны, мне это просто нравится, с другой — это то, что в будущем я смогу делать всё меньше и меньше… А когда-то совсем не смогу. Поэтому понимаю всю ценность того, что делать это нужно именно сейчас.

Например, мы любим «считать» детей от пяток до макушки, это когда я их как будто бы измеряю пальцами: пальцы шагают по стопе, потом по голени, по бедру, по боку, с плеча на ухо и потом на макушку, и я при этом считаю каждый шаг: один, два, три, четыре… двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, ух какая большая ты уже выросла — пятнадцать!

Но каждый раз, когда я прижимаю их к себе или вот так считаю пальцами, а они заливисто смеются и спорят наперебой: «А теперь меня, меня посчитай!» — я не могу отделаться от одного образа-картинки. Вот мне 55 лет, сыну 24, дочке 27, и они валяются на диване, здоровенные такие детины, а я их считаю: тридцать три, тридцать четыре, тридцать пять, тридцать шесть, тридцать семь… ох, какие вы большие у меня выросли! Ну, конечно, я не собираюсь так делать со своими детьми, когда мне будет за полвека, да и они вряд ли согласятся. Но иногда в этих светловолосых малышах, хохочущих как колокольчики, я вот таким мистическим образом вижу будущих совершенно взрослых людей, с которыми уже не повозишься и не поиграешь, и тем больше я начинаю ценить момент сейчас, когда это не только ещё возможно, но и пользуется у них большим спросом.

А после того, когда меня посетил образ их будущей взрослости, я начинаю себя чувствовать их воспоминанием. Я — воспоминание. Не уверен, что у меня сейчас получится передать это текстом, но я чувствую это так, что как будто они уже взрослые люди, а то, что происходит сейчас, — это их воспоминание о том, что было много-много лет назад. И тогда получается, от того, что я делаю и как я это делаю прямо сейчас, зависит, какие у них будут воспоминания об этом моменте.

У нас с вами есть левое полушарие — логическое, и правое — творческое. И вот эти образы и картинки о моём и их будущем и настоящем, которое для них будет воспоминаниями, — это всё рождается и всплывает откуда-то глубоко-глубоко из правого полушария. То есть если посмотреть на это логически, то ничего волшебного в этом нет: да, то что происходит сейчас, через какое-то время будет чьим-то воспоминанием. Но когда смотришь на это из правого полушария, то даже мороз по коже проходит.

Только представьте: вы играете со своим маленьким ребёнком, но это не то, что происходит сейчас, потому что СЕЙЧАС этому ребенку уже 30 лет, и он стоит в пробке в новеньком пархолете, почитывая новости, которые загружаются ему прямо на сетчатку глаза, и вдруг вы у него всплываете как воспоминание… Только для него это воспоминание уже неизменно, оно уже свершилось, а для вас это то, в чём вы живете, и то, на что можете влиять… Как тогда вы будете с ним общаться? Что сделаете? В какие игры будете играть?

А что, если такую призму восприятия попробовать «включить» и при общении с другими людьми? Вот общаетесь вы с коллегами и понимаете, что вы уже воспоминание для них. Вспомнит ли они вас через 5 лет вообще? А если вспомнят, то какими словами, какими образами? С благодарностью или проклиная? Через 5 лет с этим воспоминанием уже ничего не поделаешь… а вот прямо сейчас, когда вы внутри этого воспоминания, проснулись посреди сна, что бы вы сделали с этим воспоминанием о себе прямо сейчас?

Мне такие флешбэки сильно добавляют осознанности в повседневной жизни, и если раньше эти образы приходили ко мне достаточно спонтанно, то сейчас я иногда обращаюсь к ним осознанно. Интересно, вспомню ли я через 10 лет о том, что написал этот пост?

(Visited 662 times, 1 visits today)
19